Предпремьерное интервью

Режиссера нельзя отвлекать от творческого процесса под страхом смерти. И все-таки он находит время для журналистов, чтобы ответить на их вопросы, порассуждать на темы более отвлеченные. Публикуем интервью Григория Дитятковского журналисту Татьяне Понаморенко.

МОНОЛОГ ГРИГОРИЯ ДИТЯТКОВСКОГО.

«Работа с Дитятковским - это встреча с профессией»- говорят  столичные актеры, которые играли в его спектаклях  или учились у него. Ему признаются  в любви и  благодарят  за возможность  быть рядом с ним. Он ставит спектакли в разных городах, работает с разными актерами и каждый раз набирает себе команду, как капитан корабля, которому не все равно с кем плыть на этом корабле.

Так уж получилось, что встречи с этим режиссером я ждала больше года. И если бы я сейчас писала о нем  эссе, то, наверное,  тоже получилось  бы признание в любви. Поэтому оставляю эссе "на потом" и предлагаю интервью с режиссером без привычных вопросов журналиста, а в форме монолога.  Монолога, в котором   он говорит о доверии  актера к режиссеру, о спектаклях хороших и плохих, о репетициях и премьерах, и, конечно, об Островском, которого считает русским Шекспиром.   

 ПРО КОМАНДУ.

 В нашей профессии очень важно, кто будет рядом с тобой  и  с кем будешь ты. Чаще всего мне приходиться работать с тем, кого не знаешь. Дома, в  Питере,  я уже перестал работать с теми, кого не знаю.  Ведь  когда берешь человека, у которого просматриваются какие- то другие интересы, это сразу видно. Это как студентов набираешь, вроде способный человек, а смотришь на него и думаешь - учиться не будет. Это легко считывается. Мы же чувствуем людей,  слышим, понимаем, а такая вещь, как театральный институт (театральная среда), в каком бы месте ты не оказался ( город, другая страна) - достаточно типичны. Поэтому все эти «оголтелости» поначалу, в дальнейшем заканчиваются очень простыми проявлениями пустоты, лени и  апатии. А доверительность, доверие актеров режиссеру - это проявление  колоссальной  профессиональной пригодности. Если вот спросить меня сейчас - что для меня является одним из первых признаков профессиональной пригодности, помимо умения говорить, петь, танцевать, двигаться, это как говорится, техника, этому учатся, то это называется простым словом «интерес». Если артист способен сам увлечься ролью, пьесой  всего за неделю, за две – вот  это самое профессиональное качество, А если -  нет, какой же тогда он профессионал?

 ПРО УЧЕНИКОВ

Когда ты проводишь мастер- класс, у тебя очень мало дней и это похоже на аттракцион, во время которого ты должен участников увлечь сразу. Один мой замечательный друг, педагог, говорил:  «Самое главное для педагога—это чтобы ученик сразу понял, что у него получается. А дальше их надо учить  и снова «делать вид», что у них  получается, потому что большая часть людей любит, когда у них получается сразу.» Но это «как бы сразу», как некая хитрость, как   подпитка интереса. Потому что если артист теряет интерес, он теряет всё. Вот если, я, например,   теряю интерес, значит, проблема во мне, исключительно во мне, я это понимаю.  А как научить трудиться, не теряя интерес ? Искать встречи со сложностями ?  Артисты  часто думают: «чего  то режиссер не увлекает нас, что-то значит не то..» Да, наверное, не то, а где Вы? А эта мысль  им даже не приходит в голову - что Они есть, что ты можешь кого- то очень сильно увлечь и для себя обогатить встречу с ним, а его встречу с тобой.

 ПРО ДРУГУЮ ИСТОРИЮ

Здесь я начал ставить,  потому что мое внимание привлекла группа молодых людей, которые хотят чему-то научиться, и ты понимаешь, что задачи тогда немного другие, в этом смысле – игра другая. Здесь не ставишь так, как ставил бы с людьми, которых хорошо знаешь. Другие цели - тут стараешься не выпячиваться. И в этом смысле  Александр Николаевич  Островский настолько великолепный автор и настолько самодостаточен, что дай Бог его открыть. Но тут главное, чтобы ребята получили удовольствие и от процесса, и от постижения текстов, который с артистом что-то делает. А  мы  ведь, к сожалению, часто стремимся, наоборот -  с текстом что-то сделать. Ребята  молодые,   не всегда знающие какими инструментами надо пользоваться. Но в театре возраста же нет. Роли возрастные есть,  а возраста у артиста нет вообще, поэтому в данном случае, когда есть команда, то думаешь другими категориями.

 ПРО ПЬЕСУ

Островский - это мой выбор. Когда ты едешь в незнакомое место и когда есть желание обоюдное, то здесь скорее девиз- «А почему бы и нет?» Это меня и направляет в данном случае, волнует. Это может показаться безответственным, но это не так на самом деле. Некая доля риска, конечно,  присутствует, почему я и начал  работу с актерами с  мастер- класса. Но если с пьесой договориться, то автор защитит. В этом смысле А. Н. Островский возник, как тот автор, к  которому давно присматриваешься. Вообще, это русский Шекспир. В нём есть всё, нужно только вычитать. Дай Бог, чтобы хватало терпения и времени.

 ПРО МОТИВАЦИЮ

И понятие любви, которое есть в пьесе,  и преданности, гордости, чести и достоинства, понятия, которые тебя расширяют и дают тебе полюса существования, для молодых артистов как целебный источник.  А когда же  такие роли играть?  Если есть героическое начало в роли, то это надо брать немедленно. Лучше провалиться, но взять. Вот ради  этого, наверно, и взята эта пьеса, другой мотивации нет. Корыстных целей точно.

 ПРО СПЕКТАКЛЬ ХОРОШИЙ И ПЛОХОЙ.
Есть спектакли, которые одни зрители хвалят, другие ругают, Кому то понравилось, кому-то не понравилось. В искусстве вообще трудно найти единство, хотя на театре мы только к этому и стремимся. В этом и есть замысел. Он объединяет. Мне трудно представить себя в качестве режиссёра, сознательно стремящегося «расколоть» зал на части, хотя и с такими встречался. С точки зрения спектакля,  традиционность иногда очень полезна хотя бы потому, что ее можно разрушить, а если нечего разрушать, то  и игры тоже нет. Театр всегда преемственность, всегда  - эхо.

Мне кажется «хороший» или «плохой», это прежде всего, связано с уровнем затрат душевных, духовных усилий и это всегда очень заметно. Хорошая драматургия и умение ее считывать - наверное, для меня самое интересное. Мне интересен тот режиссер, тот театр и тот артист, который предлагает мне освежить забытое. По детским воспоминаниям, когда смотришь на сцену, то хочется  быть там, с ними, я хочу к этим людям, а  если у меня такого желания не возникает, то знаете, это не хороший спектакль. Все очень просто - хочу быть там! Все остальное от лукавого. Но драматургия все равно стоит на первом месте, я сейчас это понимаю. В начале, вообще было Слово.  Театр должен продолжать, длить… и с вечностью надо соединяться..

 ПРО ПРЕМЬЕРУ

Я смотрю премьерные спектакли с тем ощущением, чтобы продолжить работу, а не закончить ее, потому что премьера - это только повод продолжать дальше. Но это, если руководство театра в этом будет заинтересовано. Признаться, на сегодня у меня такой уверенности нет.

Татьяна Понаморенко.