КАЛИНИНГРАДСКИЙ
ОБЛАСТНОЙ

ДРАМАТИЧЕСКИЙ ТЕАТР

И.О. ХУДОЖЕСТВЕННОГО РУКОВОДИТЕЛЯ:

АЛЕКСАНДР ФЕДОРЕНКО

Основная сцена

Джо Ортон в переводе Ирины Головня

Что подсмотрел дворецкий

Комедия

Продолжительность: 2 часа 30 минут с антрактом

Возрастное ограничение: 16+

Создатели спектакля

Режиссер - постановщик

Музыкальное оформление

Вячеслав ВИТТИХ

Художник - сценограф

Художник по костюмам

Игорь ЛЫСЕНКО
Художник по свету Людмила ВОРОНИНА
Пластика, хореография Марина ХАЙРУЛЛИНА
Помощники режиссёра

Наталия БОГУСЛАВСКАЯ

Елена ЛЫСЕНКО

Действующие лица и исполнители

Доктор Прентис Николай ЗАХАРОВ – заслуженный артист России
Миссис  Прентис Светлана ЗАХАРОВА
Джеральдина Баркли Диана ГОРБУНОВА
Доктор Ранс Альберт ХАЛМУРЗАЕВ
Ник Алексей ПЕРЕБЕРИН
Мэтч Геннадий ФИЛИППОВИЧ
Сумасшедшие призраки

Андрей ВАРЕНИЦЫН

Сергей БОРИСОВ

Антон ЗАХАРОВ

Юлия  ПАЦАЛЬ

Анастасия ЗЕМЛЯНСКАЯ

Исабель МОНК

О спектакле

Автор комедии «Что подсмотрел дворецкий» Джо Ортон не слишком известен у нас в стране, а вот в Англии считается одним из выдающихся драматургов ХХ века.

В его пьесах герои пытаются обмануть судьбу, выдать желаемое за действительное, превратить хаос окружающего их бессмысленного мира в подобие порядка. Он писал: «Мир жесток и бессердечен, и писатель просто обязан серьезно относиться к своему творчеству. Но что может быть серьезнее смеха и что может быть более опасным оружием, чем комедия. Вот почему тираны ее так всегда недолюбливали».

В постановке Вячеслава Виттиха лучшая пьеса Джо Ортона становится динамичной комедией положений, как ей и предназначалось по замыслу автора. И пусть избалованного зрителя не смущает место действия – клиника для душевнобольных людей.

Суматошное перемещение в этом пространстве главных действующих лиц – лишь атрибутика жизненных перипетий героев пьесы: главного врача доктора Прентиса (Заслуженный артист России Николай Захаров) и его жены (Светлана Захарова).

К тому же, в этом спектакле есть одна необычная «вставная конструкция» - сами пациенты психиатрической клиники! Молодые, эксцентричные люди тоже оказываются в этом заведении и не только лечатся тут…

У спектакля «Что подсмотрел дворецкий» есть все шансы на то, чтобы стать лучшей комедией сезона: сногсшибательный комедийный каскад самых невероятных ситуаций, с быстротой молнии сменяющих друг друга, сочетается с безукоризненным чувством стиля режиссера и всех создателей спектакля.

Именно стиль отличает эту комедию от многих других подобных по жанру, и делает гомерически смешной фарс с переодеваниями настоящим театральным шедевром.
 

РЕЦЕНЗИЯ

Аполлинария Зуева
ДВОРЕЦКИЙ, КОТОРОГО НЕ БЫЛО: один из лучших фарсов в истории английской литературы – на сцене Калининградской облдрамы

Весь мир – театр? Берите круче. «Весь мир – сумасшедший дом». Во всяком случае, так утверждал ещё в 1967 мало известный у нас даже сегодня и фантастически популярный на родине английский драматург, лауреат престижной стипендии Королевской академии драматического искусства, виртуоз «чёрного фарса» Джо Ортон в пьесе «Что подсмотрел дворецкий?», которую представил Калининградский драматический в новом театральном сезоне.

Новая премьера Вячеслава Виттиха – вовсе не искромётная комедия положений, как это может показаться на первый взгляд. Режиссёр предлагает зрителю такой психоделический – да ещё и с соответствующим музыкальным оформлением! – психосоматический фарс по Фрейду. Жёсткий, с элементами сюра и чёрного юмора, и поэтому далеко не всегда весёлый.

О чём, собственно, пьеса? Что же там подсмотрел дворецкий, персонаж, заявленный в названии, но так ни разу и не объявившийся в пьесе (так веселится автор над традиционными клише доброй старой Англии)? Да, в общем, ничего особенного не подсмотрел. Бытовой адюльтерчик. Его организует на своём рабочем месте, а именно, на кушетке в приёмной, главврач сумасшедшего дома доктор Прентис (Николай Захаров), заставляя простушку-претендентку на место секретарши Джеральдину Баркли (Диана Горбунова) раздеться для осмотра, дабы убедиться в её «профессиональной пригодности».

Но благополучному для доктора разрешению ситуации препятствует объявившаяся не кстати жена (Светлана Захарова). Тут же – до кучи! – возникает и злодей-шантажист Ник (Алексей Переберин), он же, по совместительству, окказиональный любовник госпожи Прентис, за ним по пятам следует обязательный для «типично английского расследования» бобби-полицейский Мэтч (Геннадий Филиппович). А главную неразбериху в ситуацию вносит проверяющий из высших инстанций Доктор Ранс (Альберт Халмурзаев), призванный осуществлять функции «контроля и надзора», но на деле еще более сумасшедший, нежели все прочие. Ситуация обрастает нелепицами, несуразицами, как снежный ком. Доктора абсолютно не шокирует, что его жену шантажирует любовник, и он даже согласен взять его на работу в качестве… секретаря, полицейский «при исполнении» с готовностью откликается на приказание врача снять – пардон! – брюки, а проверяющий активно озабочен увлекательным врачебным осмотром пациентки, так и не завершённым его коллегой.

Пьеса построена на пародировании штампов психоанализа и сюжетных ходов бульварных мелодрам, на выворачивании наизнанку ханжеских представлений о морали. Автор иронизирует над жизнью нашей, которую не мы ли сами – фальшью, ложью, увёртками, ухищрениями – превратили в повседневное водевильно-абсурдное действо. Все меняются ролями, переодеваются в чужую одежду, и в итоге оказываются в единственно подходящем для всей компании одеянии – смирительных рубашках. В очевидно фарсовом финале – брошенные некогда близнецы Джеральдина и Ник воссоединены и припадают к груди обнаружившихся кстати родителей (чета Прентисов) – автор потешается заодно и над Вильямом их Шекспиром. Легко угадываемый сюжет из «Комедии ошибок» он превращает в дерзкий шарж, вворачивая в него двусмысленную историю о поисках недостающей детали памятника Черчиллю, напоминающей сигару…

И всё это было бы жутко смешно, если бы не было так… жутковато.

Режиссёр Вячеслав Виттих точно чувствует доминанту пьесы, выстраивая на ней свою сценическую версию. Череда взрывных комедийных ситуаций превращается в калейдоскоп абсурда, когда уже не понимаешь, кто из персонажей спектакля реально безумен – пациенты психиатрической больницы? персонал? те, кто, по долгу службы, руководит персоналом? представители закона и порядка? «Почему здесь так много дверей?» – спрашивает Ранс у доктора. – Дом, случайно, не сумасшедший проектировал?» Да и в клинике этой лечение оказывается построенным на… «высвобождении» безумия… Так где здесь всё-таки дворецкий? Дворецкий-то здесь при чём! Да, понятно, что ни при чём. Мы все – сумасшедшие! Ура! И с какого-то момента забавный фарс с бесконечными раздеваниями-переодеваниями, стремительными сценическими передвижениями становится апофеозом этого высвобожденного безумия.

Ортона не так легко поставить. Ортона не так легко сыграть. Точно держит ритм и нерв «психоаналитического фарса», щедро пропитанного чёрным юмором, актриса Диана Горбунова. Её Джеральдина пластична, естественна, раздражающе-нелепа и трогательна одновременно в своих безуспешных попытках сохранить остатки разума и здравого смысла в мире, где на это никто давно не обращает никакого внимания.

Здоровый заряд безумия вносит в спектакль прекрасный пластический миманс: выведенные режиссёром на сцену «сумасшедшие призраки» (в оригинале «белые негритята») – Андрей Вареницын, Сергей Борисов, Антон Захаров, Сергей Пацаль, Анастасия Землянская, Исабель Монк. Они возникают по ходу действия в самых неподходящих местах и в самые неподходящие моменты: сомнамбулической чередой являются из шкафа, буйно и бурно выясняют отношения, рискованно-непристойными позами сопровождают глубокомысленные психоаналитические пассажи Ранса. Живая такая иллюстрация к оргии безумия, в которую ввергнут наш мир.

Увы! – мы, действительно, безумны! В своих страстях и потворствах этим страстям. В своём неумении-нежелании-непривычке обуздать их. «Раздевайтесь!» – командует (своим подчиненным? нам ли?) доктор Ранс. И мы в радостной готовности раздеваемся! На экранах телевизоров в чудовищных по своей неполноценности ток-шоу, в громкоговорящих на весь общественный транспорт мобильных откровениях, в скудоумных текстах назойливо звучащих попевок – где всё, большей частью, ниже пояса. И не душу мы открываем, нет (да и осталась ли она, душа-то?)  – раз-де-ва-ем-ся!

Досадно, что в умном и непростом спектакле гротесковая динамика пьесы в актёрской интерпретации превращается подчас в суету, нарочитое комикование. А элементы буффонады, эксцентрики мало вписываются в ортоновскую тональность чёрного юмора. Фарсовые пантомимические фрагменты, механически скопированные из «Здравствуйте, я ваша тетя» и механически же перенесённые на другую почву, теряют свою свежесть и смысл. Однако в целом спектакль ярок, убедителен и по-хорошему провокационен.

Режиссёр пьесы Вячеслав Виттих – ох! повезло с ним театральному Калининграду! – обрушил на головы наши очередную блистательную постановку. В этом спектакле-фантасмагории, спектакле-издёвке он – о! нет, конечно, не остановил! – тотальное безумие, в кое мы, уже не замечая того, ежедневно погружены, но под увеличительным стеклом волшебного искусства театра приблизил его к нам почти вплотную. По крайней мере, на те два с половиною часа, что длится спектакль. Спектакль безумно смешной, яркий, с неожиданными сценическими решениями, с бешеной энергетикой. Но в нём режиссёр ставит своего зрителя перед альтернативой – либо принять безумие, либо в ужасе отшатнуться от него. Выбор, в конечном итоге, – за каждым.

Оставьте свой отзыв

Спасибо за отзыв!

Ваше сообщение проверяется модератором и в скором времени будет опубликовано.