Премьера «Спички» 10 октября откроет театральный сезон на малой сцене

Синий зал - эта площадка драмтеатра, предназначенная для экспериментальной работы. Растет ее популярность у зрителей и режиссеров, которые занимаются поиском современного сценического языка. Какое необычное действо нас ждет на этот раз, рассказывает Елизавета БОНДАРЬ, постановщица пьесы белорусского драматурга Константина Стешика. Она известна в театральных кругах как автор более двадцати спектаклей в крупнейших театрах Москвы и России. С 2012 года — режиссер-педагог в колледже имени Гнесиных.


Пьеса о хорошем человеке, которому плохо

- Пьеса «Спички» стала для меня открытием два года назад на «Любимовке» (прим.: фестиваль современной драмы в Москве). Этим летом перечитала всего Стешика, и мне очень понравилось, как он музыкален в своих текстах. Это уникальная способность драматурга чувствовать сегодняшнюю интонацию. 

Когда читаешь «Спички», такое ощущение, что ничего не происходит, нет ярких событий. Это пьеса о хорошем человеке, которому плохо. У Толи есть семья, жена, дочка, работа. Он всегда кому-то помогает, не отказывает людям в их просьбах, постоянно нагружает себя, идет на поводу, не умея сказать «нет». Все это тяжело, и у него уже не хватает нервов, потому что он не понимает, зачем он здесь. Нет у него своего огня, своей идеи.

Другой персонаж - Собачница. Это такой нарицательный образ совковости, зашоренности - людей, от которых нам плохо. Они всегда правы, знают, чего хотят, и диктуют свое восприятие. Толя принимает ее идею, потому что своей у него нет, а стремление быть полезным есть. 

Что за поколение тридцатилетних

- Нонконформист, он притягивает к себе ровесников, которые слабее, зациклены на себе, находятся на грани жизни и смерти. Он не пьет, не впадает в крайности, он живет их интересами и пытается быть полезным. Но сильному, хорошему человеку не хватает самого себя, и он обречен, потому что не может ничего противопоставить миру религиозных собачниц и ментов. Они его убивают. 

Эта история имеет под собой историю нашей страны. Толя - представитель целого поколения тридцатилетних, нашего поколения. У нас есть сила, таланты, но мы не можем реализоваться. Откуда мы такие? Из детства, которое пришлось на 90-е годы. Я жила на Краснопресненской, на моих глазах прошел путч. Помню танки, как меня отправляли к бабушке, я ничего не понимала, только, что все боялись. И потом вокруг всегда были такие собачницы, менты, которые тебя постоянно гасят… 

Форма передачи зрителям 

- Сценография сделана по эскизу Паулы Никитиной. Декорацию составляют   фоторамки, которые ведут в глубину сцены, они  кадрируют действие, ограничивают и зажимают… 

У Стешика ритмообразующий текст, и в каждой сцене есть своя интонационная идея, свой ритм. Это как рамки, которые заданы, из которых не вырваться. Только в конце, когда герой умирает, он свободен и говорит человеческим языком. Музыку, лейтмотив и песню на стихи Константина Стешика написал Владимир Раннев, она навеена одним из альбомов Егора Летова, по духу близкому Стешику.

Второй мир пьесы – посюсторонний, мир подсознания героя. Он невероятно эмоциональный, драматичный по сравнению с реальным миром. Через сказки, которые Толя  рассказывает дочке, мы чувствуем, что он переживает и что сдерживает в себе. Там главное - добыча огня, без которого жить невозможно. 

Кстати, это интерактивная вещь. Сказки будут озвучены голосами самих зрителей, их запишут перед началом спектакля. Зрители становятся соучастниками происходящего. Это будет работать на финал, на наше объединение, когда в реальном мире о дочке Толи станут заботиться те, кого он спасал, и мы, окружающие люди. 

Все это должно дать глубокое погружение зрителей в атмосферу спектакля.