Впереди - «Маленькие трагедии» и новые театральные технологии

71-й сезон Калининградского драмтеатра стартует 30 сентября премьерой «Маленьких трагедий» А.С. Пушкина. Поставить спектакль приглашены москвичи – дважды обладатели национальной премии «Золотая маска» Вячеслав Игнатов и Мария Литвинова. В столице у них собственный театр «Трикстер», но Калининград теперь в моде, а наша драма в свои 70 открыта всему новому. Мы попытались узнать у режиссера Вячеслава ИГНАТОВА, что особенного нас ждет на премьере осенью.

 

- Вячеслав, открытие сезона обязывает, устанавливает определенную планку. Почему вы обратились к Пушкину?

- Именно поэтому. Пушкин – он без времени, всегда актуален, практически вечен. «Маленькие трагедии» написаны им в Болдине, когда вокруг свирепствовала холера. Это была мертвящая и одновременно вдохновляющая осень. Запертый за восьмью кордонами, он думал о жизни и смерти, давал волю воображению. За неделю написал четыре трагедии, и они остались в веках. Почему, к примеру, сегодня мы говорим «пир во время чумы»? Потому что Пушкин показал, как неумолимое приближение смерти заставляет человека неистово жить. Буйство молодости, высшая степень веселья - на вершине отчаяния, когда терять уже нечего… Во всех трагедиях Пушкина - разные полюсы и два типа героев-антиподов. Я их называю «гуляки» и «служители».

- Калининградская труппа в целом соответствует вашей заявке?

- Всего будет порядка десяти персонажей. Оценить соответствие новых для нас актеров героям сейчас сложно. Понимание подвижности, палитры игры придет в процессе. Мне не хватает актеров возрастных, но в хорошей физической форме. Желательно, чтобы человек 50-60 лет мог отжаться на одной руке. Это часть задумки роли Барона, т. к. он крепок и силен духом.

 

- Подготовка премьеры – дело небыстрое. На каком вы сейчас этапе?

- Производство спектакля уже началось. Экспликация руководством утверждена. Готовится сценография. С исполнителями определились – можно шить костюмы. Провёл читку пьесы с актерами, обсудили героев. Проверил правоту своих предположений в разборе пьесы, её событийного ряда, обстоятельств, в которых действуют герои, их чаяний и надежд – сходится ли это с моей идеей, которую хочу воплотить на сцене. После отпуска, 1 августа – старт репетиций.

 

- Какой спектакль у вас должен получиться?

- Это столкновение идей, а не людей. Действие очень лаконично. Все происходит здесь и сейчас, минимум физических действий. Еще Юрий Лотман писал о малоподвижности пушкинских трагедий. Поэтому нет необходимости заполнять пространство обилием предметов. Отсюда наше графическое решение, где нет бутафории, все декорации делаются с помощью лучей света. Динамика будет в ритме спектакля – звуковом и световом. А для начала я требую обеспечить на сцене абсолютную темноту: говорят, если долго всматриваться в темноту, темнота начнет всматриваться в тебя. Герои трагедии появляются из тьмы и уходят во тьму. Будут и современные гаджеты, эпистолярный жанр…

 

-  Это новые театральные технологии. А цвет, музыка?

- Цветными, яркими и монохромными будут костюмы. А музыка - современная, рок, поп, баллада в стиле Леонарда Коэна… Всего вам не расскажу. Постановок «Маленьких трагедий» очень много. Вариативность ограничивается только восприятием режиссера – кто про что хочет сделать. И каждый по-своему раскрывает содержание произведения. Каждый режиссер делает про свое.

 

- А вы про что?

- Меня интересует, есть ли высший смысл и порядок в жизни, и можно ли его создать?

 

- И какие ответы Вы находите у Пушкина?

- Мои чаяния о справедливости в мироустройстве не подтверждаются. Каждое построение порядка в каждой из этих трагедий терпит крах. Порядка нет, и любые попытки его создать ведут к выхолащиванию самой жизни. Наступает хаос. Он обновляет, но несет трагедию, смерть всего, за что мы держались, на что надеялись, хотя сам по себе хаос  является очищающим. Все четыре трагедии – о столкновении и борьбе идей. И мы пытаемся разобраться, какую сторону выбрать или найти другой выход. Пока я разбираю, что этим хотел сказать Пушкин, и насколько это созвучно мне самому.

 

- Поймет ли вас зритель?

- У каждого – свой уровень восприятия. Я хочу донести свое видение на всех уровнях.  Надеюсь, калининградские зрители его оценят.