В драмтеатре показали «Мнимого больного»

29 октября в драмтеатре прошёл рабочий прогон спектакля «Мнимый больной» по пьесе Мольера. 1 октября состоится премьерный показ.

c_120_90_16777215_00___images_uploads_glavnaya_nov-k-i-obl_progon-mnimogo-bolnogo_1.jpg

Сразу же хочу предупредить: если вы поклонник традиционных версий классических произведений, то вас ожидает шок. Московский режиссёр Никита Гриншпун, номинант Национальной театральной премии «Золотая маска», обладатель Гран-при фестиваля российского искусства в Ницце и премии «Хрустальная Турандот 2007», предложил зрителям свою версию бессмертного произведения французского драматурга. Её можно принимать или отвергать, но равнодушным она не оставит никого.

Мольер написал «Мнимого больного» в 1673 году, будучи смертельно больным. Успел сыграть главную роль три раза, а в четвёртый раз его уже унесли со сцены домой, где он и умер. Авторитетные исследователи творчества Поклена считают эту пьесу самым жизнеутверждающим, самым весёлым произведением из всех им созданных. Вывод напрашивается сам по себе: спектакль не должен быть нудно-нравоучительным, мумифицированным и отягощенным традициями. Он должен жить, дышать, радовать зрителя. Да и сам жанр его, комедия-балет, не позволяет быть статичным. Это блестящее зрелище для придворных празднеств, сочетающее в себе балет (любимый вид увеселения придворной знати, короля, его приближённых) и комедию. (В нашем случае нет балета, но есть много живой музыки, которая органично вписывается в действие). 

Константин Сергеевич Станиславский, ставя этот спектакль, стремился снять со сцены, как он говорил, специфический «мольеровский мундир» и вернуться к жизни. В одном из своих писем он отметил: «Идёт мучительная работа с Мольером. Вот где приходится искать настоящий (не мейерхольдовский), пережитой, сочный гротеск». И он его нашёл, как нашёл и Никита Гриншпун. Поэтому и появилась в стенах нашего театра не просто комедия, а буффонада, яркая и смелая, повествующая не о событиях, происходивших в далёком 17 веке, а о нашем сумасшедшем времени, в котором всё переворачивается с ног на голову. Всё чаще мы обращаемся к медиумам, шаманам, знахарям. И не потому, что мистика современному человеку почему-то стала ближе, скорее из-за того, что медицина во главу угла ставит рубль. Хрупкие девушки обучаются восточным единоборствам, становятся напористыми, агрессивными, расчётливыми. 

Первое появление Анжелики (дочь Аргана, главного героя), эдакого «бутончика», готового превратиться в прекрасный цветок, и её повадки загулявшей мартовской кошки эпатируют. Вспоминается земфировское «девушка созрела». Но на минуту представив, как будет выглядеть эта сцена без подобной манеры поведения героини, понимаешь, что постановка много потеряет. 

Вообще пластика актёров в данном спектакле играет большую роль. Белина, вторая жена Аргана, на радость мужу порхает очаровательной пчелкой, но это грация трутня. Двуличность героини прекрасно обыгрывается и костюмом: чёрный цвет платья подчёркивает печаль любящей жены, сопереживающей и беспокоящейся о больном муже. Но вот она выходит из пышной юбки, и перед нами уже женщина-вамп. 

Кстати, о костюмах. Они прекрасны и интересны! И играют не хуже людей. В них юноши, которым уготована роль рыцарей и спасителей, инфантильны и сами нуждаются в помощи. Почтенных мужей они делят на земных, твёрдо стоящих на ногах, таких, как Беральд, брат Аргана, и ирреальных. Недаром белый цвет в культурных традициях некоторых стран означает смерть и отрешение от всего земного. Таковым хочет казаться Арган, а Пургон и мнимые врачи его в этом поддерживают, стараясь заработать как можно больше на своём пациенте. 

В общем, всё в этом спектакле, как в детском калейдоскопе: повернёшь его в одну сторону – лягут красивые стёклышки в один узор, повернёшь в другую – заиграет причудливая мозаика другими красками. Порой похож он на комедию дель арте, а порой - на чеховскую комедию, которую смотришь с комом в горле. И вспоминаются слова Городничего из «Ревизора»: «Над кем смеётесь? Над собой смеётесь!». Приходите посмеяться, поскольку смех, по словам Виктора Гюго, – это солнце, прогоняющее зиму с человеческого лица.

Н. Гора

Источник: