Памяти Тахира Матеулина

16 апреля 2015 года народному артисту России Тахиру Матеулину исполнилось бы 80 лет. Век артиста драматического театра не долог. Пока живет и играет, потом тишина. Но очень хочется вспомнить, ведь главной  благодарностью артисту, принесшему нам так много радостей своим творчеством, будет всё - таки людская память.

 

Итак, он был один из пяти народных артистов, когда - либо работавших в Калининградском областном драматическом театре, которому прослужил более 40 лет.

Настало время, когда мы должны осознать масштаб его личности. Ведь о Тахире можно думать и развернуть самые разные ипостаси человеческого бытия.

Вот такая субстанция, как талант. Истинный талант – такая же редкость, как гений, открытие или абсолют. И полон такой же тайны, как красота, вселенная либо смерть. Вот и в театре много ярких, самобытных, способных, одаренных, тонких, органичных, непризнанных и всяких других артистов. А талант вбирает в себя все вышесказанное, но имеет что-то еще непостижимое, заставляющее безошибочно узнать его в самом крошечном эпизоде, остановиться, испытать страх, влюбиться в одну секунду. И уже никогда не забывать.

Именно такого масштаба талант был у Тахира Матеулина.

Или такая категория, как несоответствие. Тахир часто в жизни бывал совсем не таким, каким его видели со сцены. Он был застенчивым, стеснительным, мягкотелым, беспринципным. Вел себя так, как будто все время боялся кого-то обидеть. Совершенно не умел отказывать, умудрялся соглашаться даже с самыми непримиримыми оппонентами. Не замечал шуток партнеров и позволял молодняку вести себя непочтительно. Он был сентиментален, ленив, не любил много репетировать, за что-то отвечать и вести общественную деятельность. Хотя был вынужден просто в силу этого самого масштаба личности.

И вот это такое самое, длинное и худое, выходило на сцену. И становилось великим. Король, божество, обладающее безраздельной властью. Страсть и ярость. Мощный голос, даже когда шепотом. Гамлет, Лир, Лаэрт, Иоанн Грозный, роскошный Кречинский. А что творил в комедиях! Пожалуй, нет характеров и типажей, которые он не показал и не открыл заново. Он одномоментно, сразу умел сделать любовь, ненависть, тоску, восторг, муку, и это в двухстах с лишним, по количеству ролей, вариантах, и в каждом из них – множество тончайших нюансов человеческих отношений, чувств и состояний. Вселенная мастерства. Как ему это удавалось, не сумел описать ни один театровед. При этом образования имел только театральную студию. Впрочем, мы об этом говорили, талант непостижим.

Коснемся модного национального вопроса. Да, он азиат, татарин, он говорил про себя с сарказмом "Я – Тахир. Я – национальное меньшинство". В нем было из веков идущее больное самолюбие, повадки степного одинокого зверя, выносливость и скрытность.

Но он с Волги. И он очень русский в своей простоте, мятущейся душе, незлобивости, прекрасном чувстве языка, благородстве и честности.

И он вообще человек мира, так как сумел постичь национальные черты английских лордов, бабелевских евреев, казаха Едыгея, американского фермера, людей вообще без национальности, животных и призраков. Он прожил сотни чужих жизней и в каждую из них он вложил свою русско-татарскую самобытность, темперамент и вдохновение.

Или любовь. Может, это все объясняется любовью? Ведь каждая из его работ, даже схематично отрицательная, рождена из любви. Не обязательно к женщине. Он любил вокруг себя все, ко всему относился чрезвычайно бережно, и за всю жизнь не потерял способности удивляться. Он сам каждый день получал огромный заряд человеческой любви. Потому так тянулись к нему дети, старики и неудачники, что он всю жизнь был движим любовью. Не всегда взаимной.

Возьмем предательство. Он был молодым, удачливым, подающим надежды мужиком. И вдруг, остался один с десятилетней дочкой на руках. Начал ломаться, думали, свихнется. Но за ним стоял театр, где надо было играть каждый день, девочка, которая ждала дома, и талант, за который он один был в ответе. Он выдюжил. Правда, на долгие годы отложили звание, официальный почет и признание.

Вот тут еще слово "взаимозависимость". Театр трудно живет без Матеулина, они были неотделимы, как душа и тело. Сыграв огромное количество ролей, он всё равно не доиграл, ему всегда было мало. Даже в тяжёлой болезни он приходил в театр, а театр обращался к нему в самые трудные дни, чтоб пригубить из чистого родника.

Говоря о Тахире, можно также долго говорить о чужой зависти, о том, как талант могут использовать в рекламных и политических целях, как даже его смерть стала спекуляцией и поводом свести счёты. Но лучше о том, как он умел дружить, каким был красивым, и как шла ему рубашка с воротником "апаш".

И все равно, нельзя рассказать о нем самого главного, потому что это главное можно было уловить только в одном месте на земле – на сцене. И разве уж так важно доходить до сути, когда, кажется,  совсем недавно, можно было купить билет в театр, сесть в кресло и затихнуть в зале перед освещенной сценой. Выходил Тахир Матеулин, народный артист. И остальное становилось неважным.

 

Любовь Калинина,
заслуженный работник культуры России