Возвращение. Интервью с Анатолием Морозовым

В Калининградском областном драматическом театре петербургский режиссер Анатолий Морозов начал работу над спектаклем «Дверь в потайную комнату» по пьесе английского драматурга Алана Эйкбурна. Премьера ожидается 1-2 марта.

- Анатолий Афанасьевич, вы ведь не впервые ставите здесь. Расскажите, пожалуйста, о прежних опытах работы с нашей труппой.

- В 2000-м я поставил здесь «Священных чудовищ» Жана Кокто, а за несколько лет до этого - «Королевские игры в Эльсиноре» с Николаем Петеровым в главной роли. Это для меня была очень теплая, сердечная работа. Вообще, обе работы памятны. Бывает – поставил и вычеркнул. А бывает, когда складывается не только творческий, но и человеческий контакт с актерами, – и потом всегда об этом думаешь не как об ушедшем в прошлое, а как о чем-то существующем и в настоящем.

- В прошлом году на 65-летие театра мы делали несколько предъюбилейных интервью с артистами – и все с восторгом вспоминали вас и работу с вами в «Священных чудовищах»…

- Я вам честно могу сказать, если бы не было у меня какого-то ясно ощущаемого желания приехать сюда поработать, то я, может быть, и не приехал бы. Я увидел искреннее желание актеров работать со мной, поддержанное нынешним руководством театра. Да к тому же летом прошлого года, когда театр был на гастролях в Санкт-Петербурге, я пришел посмотреть спектакли, встретился с Надеждой Ильиной, очень тепло пообщались. Она говорит: обязательно надо, чтобы вы приехали. Но это было такое гипотетическое «надо» - неизвестно, будет или нет. А потом все стало вырисовываться в какие-то реальные сроки, реальную пьесу…

- Тогда о пьесе давайте расскажем подробнее.

 - Я ставлю пьесу английского драматурга Алана Эйкбурна, который в России не очень известен, но на самом деле он один из самых играемых сегодня английских драматургов, у него много разных профессиональных наград и премий. Пьеса называется «Дверь в смежную комнату», во МХАТе у Т.Дорониной она идет под названием «Тайна двери отеля «Ригал». Мы только что говорили с вами о том, что прошлое порой существует не только в каком-то ящике как нечто отработанное, но порой живет и пульсирует в настоящем, завязываясь в нем с будущим. И это есть в каждом из нас. Иногда появляются мысли: а что было бы, если бы я в определенное время сделал то, а не это, как сложилась бы моя судьба, профессия и т.д. Давайте возьмем близкий пример: если бы этим летом, в свой юбилейный год, калининградский театр не приехал на гастроли в Петербург, - или меня во время гастролей не было в Петербурге, - ничего бы у нас с театром не получилось. Так вот пьеса Эйкборна как раз о том, что было бы, если бы…

В пьесе три времени действия – 1994, 2014 и 2034 годы, с разницей в 20 лет. Одна из героинь попадает в 2034-м в номер отеля с таинственной дверью, за которой мистическим образом ей открывается путь во времени на 20 лет назад, где еще жива другая героиня, которая умерла в 2034-м. Вместе женщины попадают еще на 20 лет назад - и пытаются что-то изменить в прошлом, чтобы оно, в свою очередь, изменило будущее. В этом нет большой мудрости, в кино сейчас со временем обращаются весьма свободно, - и если бы мы стали разрабатывать только фантазийный или детективный пласты этой пьесы, то получилась бы чистая коммерция. Но мне кажется, в пьесе есть очень глубокая «некоммерческая» мысль: совершая тот или иной поступок, мы должны думать о том, как это аукнется в жизни людей, связанных с нами. Надо быть очень бережным и внимательным к тому, как ты поступаешь, поскольку это может парадоксальным образом изменить жизнь – и твою, и жизнь живущего рядом с тобой человека. Поэтому человеческая теплота и внимание друг к другу необходимы, особенно в сегодняшнем жестком и жестоком мире. В этой ситуации нужно попробовать сохранить себя, свою семью и людей, которые живут рядом. Таким образом, несмотря на свою коммерческую детективную основу, пьеса выводит на, казалось бы, простые, но одновременно глубокие философские обобщения.

- «Биография» Макса Фриша – ведь, кажется, о том же?

 - В отличие от пьесы Фриша, где речь идет о том, что все равно ничего не изменишь, Эйкбурн предлагает все-таки попробовать что-то изменить – тогда, может быть, наша жизнь пойдет по другому пути и вместо трагедии случится нормальная человеческая история, в которой есть любовь и уважение друг к другу. В пьесе много хорошего английского юмора – не поржать, как обычно, а интеллектуального. Не знаю, какой жанр выберет театр, но я бы назвал это комедийным триллером.

- Эту пьесу, я знаю, выбрали вы, - а театр что-то предлагал? Были разговоры о «Рецепте ее молодости»…

 - Да, предлагали «Рецепт…», но я прочитал - мне показалось, что она не такая чувственная, не такая добрая, что ли: ну да, героиня сохраняется вечно молодой – и дальше что? Мне эта пьеса, как режиссеру, на душу не легла.

- С каким артистами из занятых в постановке вам уже приходилось работать здесь раньше?

 - С Надеждой Ильиной и Анатолием Лукиным мы работали в «Священных чудовищах», Геннадий Филиппович тоже был там занят в эпизодической роли. Остальные мне не знакомы. Необходимо было отсматривать артистов в спектаклях, но не хватало времени, - и я, конечно, воспользовался рекомендациями руководства театра. В итоге, кроме тех, о ком я уже говорил, у меня заняты Алексей Грызунов, Олег Яковенко, Юлия Стерлигова, Елена Носырева и Анастасия Башкина. Персонажей в пьесе всего шесть, они существуют в разном возрасте в разные времена. Есть главный персонаж, который ведет весь спектакль, - ее играет Надежда Ильина. 20 января я вернусь в театр – и единым ходом мы пойдем к премьере, которая назначена на 1-2 марта, это будет первая премьера весны.

 

Текст – Евгения Романова